1 апреля в стенах Киево-Могилянской академии писатель Антин Мухарский презентует новую книгу «Смерть малороса або Ніч перед Трійцею». Презентация задерживается на полчаса.

«Смерть малороса» за столиком перед сценой продают по 50 гривен — за «студенческими ценам», как говорит Антин. Купить можно виниловую пластинку с песнями Ореста Лютого — за 200 гривен.

«Мне позвонили американские друзья, говорят: «У нас в Чикаго вас очень слушают из интернета. Можем вы выпустить винил, чтобы люди на проигрывателях слушали?» Говорю: «А сколько это мне будет стоить?» — «Нисколько». Выпустили 1000 виниловых пластинок, и, как во всем цивилизованном мире, десятую часть, то есть, сотню, прислали мне. Поэтому их ограниченное количество. Берите, если у вас есть еще на чем крутить».

В удобном ряду перед проходом сидит народный депутат Олесь Доний, перебросив ногу на ногу и довольно качает носком ботинка, поглядывая вокруг.

— Мы вынуждены оттянуть начало нашего мероприятия, — поднимается на сцену ведущая Юлия Доценко после получасового ожидания, — потому что, как сообщил нам Олесь Доний, к нам приглашен Дмитрий Табачник. Ждем его. На сцену выходит Олесь Доний и Антин Мухарский.

«Доний поднимается на сцену с бутылкой безалкогольной «Балтики» в руках, потому что он почти единственный, кто читал эту повесть до конца и знает, о чем идет речь», — комментирует Антин.

«Я к 1 апреля отношусь спокойно, — говорит Доний. — Но двух людей мне удалось развести — это Юлия Доценко и Антин Мухарский. Они же поверили, что от Дмитрия Табачника мне позвонили из приемной и сказали, что он будет здесь. Какие наивные люди, с кем приходится работать! Думаю, после того, как вы написали о Табачнике в образе господина Мутного в предыдущей книге, он обходит вас десятой дорогой, господин Антин. А вот после этой книги я не знаю, что будет с господином Олесем Бузиной. Такого отвращения к персонажу я не чувствовал давно. Смерть от самоизнасилования неестественным способом бутылкой российского пива «Балтика» — это издевательство. Антин Мухарский — украинский провокатор. Потому что провокации, которые он делает, не решается делать никто».

«Когда директор издательства «Наш формат» прочитал эту книгу, он сказал мне, что «21+» — это слишком слабо, здесь следовало бы написать «38+», — рассказывает Антин, сдерживая смех. — Так что несите паспорта. Будем продавать вам книгу как алкоголь, по паспорту. Жена выживает меня из дома: «Иди гуляй! Дети прочтут эти матюки. Для чего им это надо?»

Антин говорит, что, высмеивая в книге образ писателя-малоросса, похожего на Олеся Бузину, призывает не терпеть наплыва проимперских и антиукраинских провокаций, которые льются на голову украинцев, и которых поддерживает Россия.

«Украина оказалась один на один с собой. Россия нас конкретно воспринимала как объект своих геополитических интересов. Поэтому они поддерживают все это деньгами. Великий мощный аппарат идеологический, пропагандистский, разветвленная система кагебистов. А особенно — большие деньги, которые они тратят на масскульт. Мы под боком огромного монстра, который агрессивно проводит экспансивную политику. Когда общаюсь с людьми украиноцентрическими, когда доходит вопрос к финансированию, они зажимают деньги: «А что-то оно будет». Беда в том, что нет устойчивого буржуазного украинского националиста. Буржуев настоящих украинских нет, которые бы украинскую культуру сознательно поддерживали. В этом я вижу проблему. Думаю, что борьба должна продолжаться как у Моисея, лет сорок, пока рабы не вымрут. 20 уже прошло. Одна журналистка спросила меня пафосно: «Готовы ли вы умереть за Украину?» Я что-то почесал, сказал: «Да». А потом думаю: «Друг, умереть — это благородно. Но сейчас такие времена, что надо научиться жить за Украину. Нам надо писать красивую историю красивой страны. А не путаться в исторических лохмотьях».

«Я предлагаю убить в себе малоросса, москаля, хохла, разную сволочь, которая портит человека. Помню прекрасно Советскую армию — это июльский красивый день, когда нас привезли в Германию, бритоголовых. Мы все — туркмены, казахи, азербайджанцы. Нас привозят в красивый городок — Франкфурт-на-Одере. Утро. Пятаый час. Встает солнце. Азиатская колонна бритоголовых и страшных идет. Немцы стоят и смотрят на нас со своих балконов. Я эту картинку очень запомнил. Для меня это является признаком Советского Союза. Такая орда сыплет из вагонов. А они с ужасом на нас смотрят. Я не хочу быть в этой колонне. Я хочу быть на том балконе».

«Не боитесь, что какая-то комиссия по морали может запретить книгу?» — спрашивают из зала.

«Написано, что книга не рекомендуется к чтению людям с признаками совкового дебилизма. Поэтому никаких претензий не принимаю. Какая комиссия по морали? Это взрослая литература. Самогон, сказано».

Книгу «Смерть малороса» Антин написал за десять дней — с 16 по 27 октября 2012 года.