Recent twitter entries...

  •  

New York Fashion Week: белое безмолвие Зеленого Яблока

Опубликовано | Размещено в: Мода | Опубликовано 19-09-2013

0

Соцсети тонут в жалостливых картинках и стенаниях о бессмысленной жестокости календарного цикла, но в моде опять царит лето: в Нью-Йорке демонстрировали очередной модный сериал под названием New York Fashion Week, подготавливая всех причастных и интересующихся к показам «большой четверки».

Показы сезона весна-лето – 2014 ready-to-wear стартовали, поэтому выкрутите громкость стенаний по ушедшему лету на ноль: в модной индустрии оно царит всегда (кстати, зима здесь имманентна точно так же, и даже если в этом нет смысла, на первый взгляд, поверьте, этот парадокс еще не самое необъяснимое, что случается в мире дизайна и модельного бизнеса).

Привычное дело – прогнозировать и вычленять модные тенденции сезона. Но, как правило, подиумные рекомендации, транслируемые посредством модной прессы (в духе «актуальны графичность, 90-е и помоечный шик»), уже давно никому не интересны. Тем не менее об одной тенденции сказать хочется, и лежит она в плоскости долгосрочных прогнозов. Уже давно самые прозорливые и полные мрачных предчувствий аналитики предрекают индустрии моды в современной ее ипостаси скорую смерть: все станет унифицированно и сведется к готовым наборчикам одежды на любой случай жизни, самовыражение через стиль чахнет, его подменит утилитарное отношение, этакий модный супермаркет, где клиенты без оглядки смахивают в корзину все, что хорошо разрекламировано. Разумеется, для того, чтобы употребить это немедленно и в краткосрочный период.

Эта футурологическая страшилка, тем не менее, становится все реальнее и реальнее с каждым сезоном, и прошедшая Неделя моды в Нью-Йорке блестяще гипотезу подтверждает. Слишком много коллекций, слишком много одинаковых, не отличимых друг от друга коллекций, слишком много безликих и взаимозаменяемых коллекций. Тем не менее мы все же постарались найти в этом ворохе брендированного полотна то, что все еще претендует на дизайнерскую мысль, успешно интегрированную в современную индустрию.

Поэтому, чтобы найти в обезличенном потоке что-то по-настоящему выдающееся, мы начнем с короля фрустрации Тома Брауна. И, чтобы усилить шок, ничего не объясним. Самого главного глазами не увидишь, как говорилось в одной неглупой книге.

Среди леденящего минималистичного безмолвия, в котором с каждым годом все беспощаднее сквозит конформизм и пленительный комфорт предписанных, обязательных к исполнению правил, гардеробный нейтралитет и бесконечная переработка одной и той же идеи, диско-безумие Reem Acra, дурацкое и блестящее, кажется настоящей отдушиной. Будто с мертвого ледника попал на веселую вечеринку под пальмами: уж больно жизнерадостны и веселы эти девчушки, которые смешивают снобистский принт с поэтичным названием «зуб собаки» с инфантильным горошком в рамках одного костюмчика, не чураются люрекса и золотистых платьев. И шарм этой коллекции вовсе не в том, что дизайнер идет против течения: нет, просто здесь действительно симпатично смешаны вполне самодостаточные элементы и рисунки. Да и, в конце концов, ничто не сможет затмить вечное обаяние polka dot, даже если принт с горошками стыдливо прячется под слоем шифона.

Удивительное дело: как только гламур умер, мы сразу же стали по нему скучать. Man is a fool, you know…

Похоже, красивый дебют Александра Ванга для Balenciaga в прошлом сезоне и его игры с мраморными текстурами вдохновили коллег, и в этом сезоне они стали разрабатывать каменные карьеры с удвоенной мощью. Бренд 3.1 Phillip Lim тоже не удержался от соблазна поиграть в маленькую горнодобывающую компанию в рамках модного бизнеса – и явил на подиуме коллекцию, где помимо обычных для него полуспортивных и объемных городских силуэтов, напрочь лишенных романтики, и пэчворк-техники мы увидели срезы минералов, вышитые на органзе и реализованные в вырезах горловин. Красивая коммерция, но разве можно корить Лима за бездуховность, если вся эта промышленность издавна о ней?

BCBG Max Azria тоже поддались соблазну вернуться в минимализм, основательно очистив свою эстетику от лишнего. В аскезу при этом впадать не стали: все те же фирменные приемы совмещения фактур и пестрых расцветок, многослойность, асимметрия, игры с кроем и снобизм в хорошем смысле этого слова. Они избегают кричащей сексуальности, но их одежда, тем не менее, дразнит. И даже если об этой коллекции сказать больше нечего (а о ней действительно нечего сказать, никаких культурологических подтекстов и рефлексий), это всего лишь отображает текущую ситуацию в модном бизнесе, о чем мы говорили в самом начале.

Зато Donna Karan удивила: в привычной для первой линии женственной эстетике гуляет расслабленный сквознячок этники. В коллекции много трапециевидных форм, из разрезов выныривают модельные ноги, на бедрах вальяжно лежат ремни. Здесь ничего не сказано о ковбоях, но, кажется, девушка в наряде от Donna Karan вот-вот процедит сквозь зубы: «Этот город слишком мал для нас двоих». Тем не менее фирменный почерк Донны – струящиеся, словно из дождя сотканные силуэты – остался. Вероятно, для того, чтобы уравновесить бахрому и изломанные шляпы. На фоне унылых белых платьев на двух швах, которые заполонили подиумы NYFW, коллекция кажется почти шедевральной, таковой не являясь, как больно об этом думать.

Коллекция Diesel Black Gold, бесспорно, задорна. Но разве мы не видели почти такие же клепочки у Versace for H&M?

Можем поспорить, мало кто слышал о Гэри Грэхэме. Совершенно зря: викторианский романтизм оказался штучкой на века, и в 2013 каждый второй паблик ВКонтакте пестрит девочками в кружевах и камеях, что успело стать привычным уличным стилем (аллилуйя, красивый стрит-стайл!). Весенне-летняя коллекция Gary Graham позволит основательно пополнить гардероб милыми платьицами, стилистический разброс которых – от пасторального цветистого романтизма до изысканной темной готики. Здесь можно, не поверите, найти даже офисный вариант: очевидно, что к созданию гардероба на все случаи жизни Грэхэм подошел с изрядной долей прагматизма, но не без фантазии. Лучшим дизайнерским решением в коллекции Грэхэма стала нарочитая небрежность и игра грубых и воздушных тканей – в сочетании с прилизанным викторианским наследием дает актуальный и свежий результат.

Структурами и мраморными прожилками (опять эти карьеры!), отпринтованными на ткани, порадовал Robert Rodrigues, отпраздновавший десятилетие профессиональной карьеры. Очередная коллекция без бэкграунда, просто красивая одежда, уместившая в себе сексуальность и рафинированность. В то время как аристократичные белый, черный и пудровый цвета надменно гримасничают и утверждают диктат хорошего тона, прозрачные вставки оголяют животы, рубашки небрежно вправляются в экстремально узкие брючки, а прозрачные переднички непрозрачно намекают. В общем, если в высшем обществе становится смертельно скучно, то вот такие вот гардеробные решения позволят а) не сойти с ума, б) не выйти из берегов приличий. Чудеса дипломатии и балансировки!

Rodarte, похоже, всерьез подпали под сомнительное очарование мира компьютерных игр, и теперь их подиумные решения годятся разве что для супергероинь виртуальных жизней – таким может быть краткое резюме коллекции. И еще: в этом много, очень много американского: тот самый пресловутый «плавильный котел» или «салат» реализован в бахроме (джаз), животном принте (привет, Брайтон Бич!), клетчатых рубашках (реднек-стайл или гранж, нужное подчеркнуть), поясов (ковбойская тема), рюшей (выбор Хуаниты), минималистичных решений (сдержанность нью-йоркской деловой женщины). Возможно, в американской национальной политике этот подход был продуктивным, но у Rodarte все компоненты «салата» размазались по тарелке.

Известно, что в смутные средневековые времена полосатая материя была признаком неблагонадежности, порока и вообще дьявольщиной. Так что коллекцию Тани Тейлор однозначно предали бы анафеме. Но полоски давно отвоевали вполне приличную модную репутацию, а в весенне-летней коллекции 2014 Tanya Tailor они вышли за пределы приевшегося традиционного «морского варианта». Скорее, это геометрический абстракционизм на грани оп-арта, совмещение цветовых наборов и сложный крой. А еще – игривые весенние цветы для тех, кто хочет понежнее.

Tia Cibani в коллекции сезона весна-лето – 2014 работала с образом этакой современной Фриды Кало. Контроверсивная художница, икона стиля, сумевшая с истинно мексиканской страстью примирить любовь, боль, смерть и вдохновение, промелькнула в коллекции тенью, полунамеком. Не реконструкция образа, но грамотная атмосферная стилизация: особенно впечатляющими получились сверхобъемы пальто и длинных туник поверх макси-юбок – концентрированный Фрида-стиль, при этом обезвоженный до пастельных тонов. Неожиданное и жизнерадостное прочтение, из которого без остатка выпарили весь сопутствующий этой биографии драматизм.

Платья Marchesa не бывают новаторскими и авангардными – они всегда напоминают о красоте женского тела, цветочной свежести и вневременных эталонах прекрасного. Акварели весны, которыми нужно любоваться без лишних слов: это безусловная красота и совершенство цветка, который не ищет никакого объяснения своему предназначению в мире.

У Джейсона Ву незыблемый статус мастера перченой элегантности, но для весны-лета – 2014 он снизил долю сексуальности. Теперь здесь – тот самый белый минимализм, грозно нависший над миром; правда, в случае Ву этот минимализм хотя бы разбавляется играми с кроем и фактурами. К тому же стойкость дизайнерских убеждений демонстрирует излюбленный бельевой стиль. Однозначно не лучшая работа Ву, но далеко не худшая из продемонстрированных на Неделе.

А теперь – в Лондон! Там будет всяк веселее.

Соцсети тонут в жалостливых картинках и стенаниях о бессмысленной жестокости календарного цикла, но в моде опять царит лето: в Нью-Йорке демонстрировали очередной модный сериал под названием New York Fashion Week, подготавливая всех причастных и интересующихся к показам «большой четверки».

Показы сезона весна-лето – 2014 ready-to-wear стартовали, поэтому выкрутите громкость стенаний по ушедшему лету на ноль: в модной индустрии оно царит всегда (кстати, зима здесь имманентна точно так же, и даже если в этом нет смысла, на первый взгляд, поверьте, этот парадокс еще не самое необъяснимое, что случается в мире дизайна и модельного бизнеса).

Привычное дело – прогнозировать и вычленять модные тенденции сезона. Но, как правило, подиумные рекомендации, транслируемые посредством модной прессы (в духе «актуальны графичность, 90-е и помоечный шик»), уже давно никому не интересны. Тем не менее об одной тенденции сказать хочется, и лежит она в плоскости долгосрочных прогнозов. Уже давно самые прозорливые и полные мрачных предчувствий аналитики предрекают индустрии моды в современной ее ипостаси скорую смерть: все станет унифицированно и сведется к готовым наборчикам одежды на любой случай жизни, самовыражение через стиль чахнет, его подменит утилитарное отношение, этакий модный супермаркет, где клиенты без оглядки смахивают в корзину все, что хорошо разрекламировано. Разумеется, для того, чтобы употребить это немедленно и в краткосрочный период.

Эта футурологическая страшилка, тем не менее, становится все реальнее и реальнее с каждым сезоном, и прошедшая Неделя моды в Нью-Йорке блестяще гипотезу подтверждает. Слишком много коллекций, слишком много одинаковых, не отличимых друг от друга коллекций, слишком много безликих и взаимозаменяемых коллекций. Тем не менее мы все же постарались найти в этом ворохе брендированного полотна то, что все еще претендует на дизайнерскую мысль, успешно интегрированную в современную индустрию.

Поэтому, чтобы найти в обезличенном потоке что-то по-настоящему выдающееся, мы начнем с короля фрустрации Тома Брауна. И, чтобы усилить шок, ничего не объясним. Самого главного глазами не увидишь, как говорилось в одной неглупой книге.

Среди леденящего минималистичного безмолвия, в котором с каждым годом все беспощаднее сквозит конформизм и пленительный комфорт предписанных, обязательных к исполнению правил, гардеробный нейтралитет и бесконечная переработка одной и той же идеи, диско-безумие Reem Acra, дурацкое и блестящее, кажется настоящей отдушиной. Будто с мертвого ледника попал на веселую вечеринку под пальмами: уж больно жизнерадостны и веселы эти девчушки, которые смешивают снобистский принт с поэтичным названием «зуб собаки» с инфантильным горошком в рамках одного костюмчика, не чураются люрекса и золотистых платьев. И шарм этой коллекции вовсе не в том, что дизайнер идет против течения: нет, просто здесь действительно симпатично смешаны вполне самодостаточные элементы и рисунки. Да и, в конце концов, ничто не сможет затмить вечное обаяние polka dot, даже если принт с горошками стыдливо прячется под слоем шифона.

Удивительное дело: как только гламур умер, мы сразу же стали по нему скучать. Man is a fool, you know…

Похоже, красивый дебют Александра Ванга для Balenciaga в прошлом сезоне и его игры с мраморными текстурами вдохновили коллег, и в этом сезоне они стали разрабатывать каменные карьеры с удвоенной мощью. Бренд 3.1 Phillip Lim тоже не удержался от соблазна поиграть в маленькую горнодобывающую компанию в рамках модного бизнеса – и явил на подиуме коллекцию, где помимо обычных для него полуспортивных и объемных городских силуэтов, напрочь лишенных романтики, и пэчворк-техники мы увидели срезы минералов, вышитые на органзе и реализованные в вырезах горловин. Красивая коммерция, но разве можно корить Лима за бездуховность, если вся эта промышленность издавна о ней?

BCBG Max Azria тоже поддались соблазну вернуться в минимализм, основательно очистив свою эстетику от лишнего. В аскезу при этом впадать не стали: все те же фирменные приемы совмещения фактур и пестрых расцветок, многослойность, асимметрия, игры с кроем и снобизм в хорошем смысле этого слова. Они избегают кричащей сексуальности, но их одежда, тем не менее, дразнит. И даже если об этой коллекции сказать больше нечего (а о ней действительно нечего сказать, никаких культурологических подтекстов и рефлексий), это всего лишь отображает текущую ситуацию в модном бизнесе, о чем мы говорили в самом начале.

Зато Donna Karan удивила: в привычной для первой линии женственной эстетике гуляет расслабленный сквознячок этники. В коллекции много трапециевидных форм, из разрезов выныривают модельные ноги, на бедрах вальяжно лежат ремни. Здесь ничего не сказано о ковбоях, но, кажется, девушка в наряде от Donna Karan вот-вот процедит сквозь зубы: «Этот город слишком мал для нас двоих». Тем не менее фирменный почерк Донны – струящиеся, словно из дождя сотканные силуэты – остался. Вероятно, для того, чтобы уравновесить бахрому и изломанные шляпы. На фоне унылых белых платьев на двух швах, которые заполонили подиумы NYFW, коллекция кажется почти шедевральной, таковой не являясь, как больно об этом думать.

Коллекция Diesel Black Gold, бесспорно, задорна. Но разве мы не видели почти такие же клепочки у Versace for H&M?

Можем поспорить, мало кто слышал о Гэри Грэхэме. Совершенно зря: викторианский романтизм оказался штучкой на века, и в 2013 каждый второй паблик ВКонтакте пестрит девочками в кружевах и камеях, что успело стать привычным уличным стилем (аллилуйя, красивый стрит-стайл!). Весенне-летняя коллекция Gary Graham позволит основательно пополнить гардероб милыми платьицами, стилистический разброс которых – от пасторального цветистого романтизма до изысканной темной готики. Здесь можно, не поверите, найти даже офисный вариант: очевидно, что к созданию гардероба на все случаи жизни Грэхэм подошел с изрядной долей прагматизма, но не без фантазии. Лучшим дизайнерским решением в коллекции Грэхэма стала нарочитая небрежность и игра грубых и воздушных тканей – в сочетании с прилизанным викторианским наследием дает актуальный и свежий результат.

Структурами и мраморными прожилками (опять эти карьеры!), отпринтованными на ткани, порадовал Robert Rodrigues, отпраздновавший десятилетие профессиональной карьеры. Очередная коллекция без бэкграунда, просто красивая одежда, уместившая в себе сексуальность и рафинированность. В то время как аристократичные белый, черный и пудровый цвета надменно гримасничают и утверждают диктат хорошего тона, прозрачные вставки оголяют животы, рубашки небрежно вправляются в экстремально узкие брючки, а прозрачные переднички непрозрачно намекают. В общем, если в высшем обществе становится смертельно скучно, то вот такие вот гардеробные решения позволят а) не сойти с ума, б) не выйти из берегов приличий. Чудеса дипломатии и балансировки!

Rodarte, похоже, всерьез подпали под сомнительное очарование мира компьютерных игр, и теперь их подиумные решения годятся разве что для супергероинь виртуальных жизней – таким может быть краткое резюме коллекции. И еще: в этом много, очень много американского: тот самый пресловутый «плавильный котел» или «салат» реализован в бахроме (джаз), животном принте (привет, Брайтон Бич!), клетчатых рубашках (реднек-стайл или гранж, нужное подчеркнуть), поясов (ковбойская тема), рюшей (выбор Хуаниты), минималистичных решений (сдержанность нью-йоркской деловой женщины). Возможно, в американской национальной политике этот подход был продуктивным, но у Rodarte все компоненты «салата» размазались по тарелке.

Известно, что в смутные средневековые времена полосатая материя была признаком неблагонадежности, порока и вообще дьявольщиной. Так что коллекцию Тани Тейлор однозначно предали бы анафеме. Но полоски давно отвоевали вполне приличную модную репутацию, а в весенне-летней коллекции 2014 Tanya Tailor они вышли за пределы приевшегося традиционного «морского варианта». Скорее, это геометрический абстракционизм на грани оп-арта, совмещение цветовых наборов и сложный крой. А еще – игривые весенние цветы для тех, кто хочет понежнее.

Tia Cibani в коллекции сезона весна-лето – 2014 работала с образом этакой современной Фриды Кало. Контроверсивная художница, икона стиля, сумевшая с истинно мексиканской страстью примирить любовь, боль, смерть и вдохновение, промелькнула в коллекции тенью, полунамеком. Не реконструкция образа, но грамотная атмосферная стилизация: особенно впечатляющими получились сверхобъемы пальто и длинных туник поверх макси-юбок – концентрированный Фрида-стиль, при этом обезвоженный до пастельных тонов. Неожиданное и жизнерадостное прочтение, из которого без остатка выпарили весь сопутствующий этой биографии драматизм.

Платья Marchesa не бывают новаторскими и авангардными – они всегда напоминают о красоте женского тела, цветочной свежести и вневременных эталонах прекрасного. Акварели весны, которыми нужно любоваться без лишних слов: это безусловная красота и совершенство цветка, который не ищет никакого объяснения своему предназначению в мире.

У Джейсона Ву незыблемый статус мастера перченой элегантности, но для весны-лета – 2014 он снизил долю сексуальности. Теперь здесь – тот самый белый минимализм, грозно нависший над миром; правда, в случае Ву этот минимализм хотя бы разбавляется играми с кроем и фактурами. К тому же стойкость дизайнерских убеждений демонстрирует излюбленный бельевой стиль. Однозначно не лучшая работа Ву, но далеко не худшая из продемонстрированных на Неделе.

А теперь – в Лондон! Там будет всяк веселее.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.