Дебютный фильм Алексея Чупова и Натальи Меркуловой рассказывает истории среднестатистических москвичей, у каждого из которых свои интимные комплексы. Как для российского кино, «Интимные места» — смелый и ироничный взгляд на сексуальные предпочтения.

Первый кадр: все молчат. В гробу лежит голый и холодный русый мужчина. Трудно поверить, что он мертв. Напоминает какой-то провокационный перформанс в крематории.

Три героя: историей этого русоволосого парня — скандального фотографа, который делает снимки половых органов — обрамленны несколько новелл из интимной жизни жителей Москвы. К нему приходят разные модели. Один пузатый мужчина хвастается эпизодами в порно-фильмах. А сорокалетняя женщина хочет сделать сюрприз мужу — генералу милиции. Уже не знает чем еще его можно удивить.

В общем с десяток персонажей хоть и связаны косвенно, но у каждого свои сексуальные трудности. Пожалуй одна из самых ярких историй, за которую Юлия Ауг получила приз на «Кинотавре» — ревностная борьба с эротикой работницы государственного комитета по морали. Себя женщина удовлетворяет фаллоимитатором. И чем больше заполняет бланков по запрещению сексуальных сцен на экране, тем больше батареек покупает в супермаркете.

Жанр: несмотря на то что в кадре каждые три минуты кто-то подставляет камере голую попу или занимается сексом, эротической мелодрамой фильм назвать трудно. Авторы отстраненно наблюдают за происходящим в кроватях, ваннах, кабинетах и собственно душах своих героев.

Операторская съемка, как и сами персонажи, голая и ​​минималистская по количеству деталей в кадре. И от этого кажется, что внутри героев просто разрывают самые интимные эмоции, угадывать которые с каждой минутой становится все интереснее.

Мужчина охладел к своей жене. Другой — обнаружил что по уши влюбился в романтического красавца-циркача, в которого влюбилась и его же собственная жена. Все в фильме происходит молча. Никто никогда не рассказывает о своих интимных комплексах или фантазиях другим. Разве что психологу.

Диалог:

— Человек по жизни должен делать то, что хочет. Вот я — свободный. Ни в чем себя не ограничиваю и поэтому счастлив, — рассказывает за пивом в забегаловке скандальный фотограф.

— То есть никто не должен себя ни в чем ограничивать? И даже маньяк-педофил, — снисходительно улыбается его друг-психолог.

— Это крайности… Я считаю — все люди имеют право на счастье.

— И что — маньяк-педофил тоже?

Абзац: ирония, с которой авторы подошли к жизни своих персонажей, и не исключено, что и к своей сексуальной жизни — это своеобразный способ поговорить откровенно. Понятно, что «интимные места» — это не только половые органы во всех ракурсах и поворотах. Это еще и что-то болезненно душевное.