В сентябре бывший участник группы Esthetic Education Луи Франк вместе с киевским музыкантом Ильей Галушкой представят песенный проект ATLANTIDA. Украинская премьера состоялась на одной из площадок Джаз-Коктебеля. 18 сентября Франк и Галушка дадут концерт в киевской Малой опере. Перед премьерой Луи Франк пообщался с Gazeta.ua.

— Твой новый проект преимущественно русскоязычный. Ты франкоязычный швейцарец с бельгийским паспортом. Почему тебе интересна восточнославянская культура?

— Я учился актерскому мастерству в московском МХАТе. Там познакомился с Диной, которая стала моей женой. И хотя мы постоянно живем в Лондоне, наши двое маленьких дочерей говорят на русском. Я попытался говорить с ними на французском, недавно Дина сказала, слушай, живем в Великобритании, поэтому пусть дети учат английский.

— Как ты изучал русский?

— Специально не изучал. На слух как-то само собой пошло. А для проекта, чтобы правильно звучать, занимаюсь с логопедом. Очень сложно, потому что нужно правильно ставить губы, язык. Это как сложные физические упражнения. Задействуется все тело. Друзья говорят, когда я пою на русском, становлюсь совершенно другим извне. Устаю очень.

— Кто тебе пишет стихи к песням?

— Преимущественно пишу сам. К русским — моя хорошая знакомая Алла Башенко. Сначала я писал музыку, а затем она осмысливала все это и писала на мелодию тексты. Алла — невероятная женщина. Она закончила свое время университет в США и стала одним из директоров банка Goldman Sachs. Это настолько топовый банк, сложно представить: женщина да еще и украинка входит в его руководство. Но теперь она заработала уже себе денег, перебралась в Лондон и занимается сочинительством, как и мечтала.

— Тебе все понятно в текстах, которые ты поешь?

— Я над этим работаю. Вот песня «Сереневые сны». Сначала я думал, что речь идет о «сиренах», а это такой образ: сирены во сне. А потом мне объяснили, что это сны сирени. Понятно, что эту песню нужно петь по-другому. Вообще, чтобы петь произведения из другой культуры, надо очень глубоко в нее проникнуть, уважать ее, постоянно изучать. Это вообще самое сложное, что я могу себе придумать.

— Ты совсем отошел от театра?

— То, чему учили на театральных курсах, мне помогает во всем. Особенно сложные и в то же время полезные учения были в Москве. Мы занимались там по 17 часов. Сначала физические упражнения по несколько часов — смесь различных восточных видов единоборств. Из тебя делают что-то одно. Затем специальной физической программой разрушают и лепят что-то другое. Затем — театральные этюды. По 15 минут на кофе. А потом репетиция. И так до ночи и семь дней в неделю. Нас учили по методикам, по которым учатся спецназовцы. Как-то смотрел документальный фильм о британском спецназе SAS. Они так умеют крикнуть «Стань на колени!», что у тебя отключается любое сопротивление и ты автоматически подкоряешся всему, что скажут. У них такой уровень физической подготовки! Недавно в новостях передавали, что двое ребят из SAS умерли во время тренировок. Причем это был только отбор в школу, а им было по 19 лет.

— Как бы ты определил направление нового альбома?

— Мы назвали это «неоклассика». Нас вдохновляла эстрадная песня времен Советского Союза от Александра Вертинского до Аллы Пугачевой и Жанны Агузаровой.

— Зачем тебе такие сложности, когда можно работать в своей культуре?

— Мне всегда было интересны мосты между цивилизациями, Востоком и Западом. Это такой эксперимент, как я — человек своей культуры вижу другую культуру. Вот, я снимал клип на песню «Друг» «Океана Эльзы». Я тогда работал фен-фотографом. Славко Вакарчук посмотрел мои альбомы и сказал: «О, это то, что нам нужно». Снимал в Барселоне клип на очень украинскую песню. Там центральная фигура — женщина в японском костюме, на экране иероглифы. И мне было очень интересно это совмещать. Я даже ничего не заработал. Просто было интересно. Затем многие говорили, что улицы в клипе похожи на львовские, а море в кадре — на Черное. Не знаю, как это получилось, ведь я до этого никогда не был в Украине.

— Чем тебе интересна Украина?

— Я чувствую, что здесь источник славянской культуры. Здесь очень талантливые люди. Я недавно узнал, что краны для съемок кино, которые сейчас на киноплощадках во всем мире, в том числе и в Голливуде, изобрели здесь в Украине. Сейчас программы для звукорежиссуры, которыми пользуются во всем мире, пишутся в Киеве.

— Где ты живешь, когда приезжаешь в Киев?

— Когда жил долго, больше года, снимал квартиру на Подоле. А так, в основном у друзей, у Юры Хусточки (участник группы Esthetic Education). Могу спать на полу, на раскладушке.

— Чем ты питаешься в Украине?

— Я веган. Не ем животной пищи вообще. С меня иногда смеются, а я спрашиваю, вот сколько видов мяса или рыбы вы едите? Ну, пять-шесть. А представь, сколько видов орехов, фруктов и овощей я ем каждый день. Я не сразу пришел к этому. Возможно мне легко было отказаться от мяса, я давно занимаюсь буддистскими практиками, а на молочные продукты у меня уже давно аллергия. Я веган всего около года. Но я стал спокойнее, у меня появилось больше силы.