Recent twitter entries...

  •  

Сергей Филин: «Я перенес 23 операции и в один прекрасный день начал видеть!»

Опубликовано | Размещено в: Культуры | Опубликовано 19-09-2013

0

Стройный, подтянутый, в элегантных темных очках он вышел в зал прилета аэропорта Шереметьево вместе с другими пассажирами рейса из Дюссельдорфа. Очки Сергей надел не из пижонства. Стекла в них специальные, почти не пропускающие света, но для Сергея они как будто бы прозрачные. Еще недавно обожженные серной кислотой глаза Филина не переносили свет, особенно искусственное освещение. Но теперь они видят! Пускай не так хорошо, как прежде. Они видят на улице, в помещении, даже в зрительном зале, где бывает особенно ярко. И от этого Сергей счастлив.

— Вот так сюрприз, — с улыбкой встретил собравшихся журналистов Филин. Пока мы его дожидались проходившие мимо телекамер пассажиры строили разные предположения: неужели прилетела Мадонна, или Леди Гага, или сам Шварценеггер? — Меня предупредили, что соберутся журналисты, но что вас будет так много — не ожидал. Почувствовал себя, как будто на сцене. Осталось только затанцевать!

В аэропорту Сергея Филина ждала жена Мария Прорвич и сестра Елена
Фото: Евгения ГУСЕВА

Сергей старался перевести в шутку довольно стрессовую для него ситуацию. Он не был на родине больше полугода. 17 января во дворе его дома негодяи плеснули ему в лицо серную кислоту. Больше всего пострадали глаза. С тяжелейшими ожогами он попал в московскую больницу. Оттуда — на лечение в немецкую клинику в городе Ахен. С февраля он там — почти безвыездно. И вот долгожданная встреча с родными, артистами балета Большого театра, которые пришли его встречать. В аэропорту его ждала жена Мария Прорвич и сестра Елена Филина. Мама — Наталья Сергеевна — летела вместе с Сергеем из Германии. Его трое сыновей рвались приехать в аэропорт, их едва уговорили дождаться папу дома.

— Самочувствие у меня хорошее, — отвечал на вопросы журналистов Филин. — Состояние левого глаза как будто бы стабилизировалось. Хотя улучшение идет волнообразно, то вверх, то вниз. В левом — зрение подтянулось до 80 процентов. Но и в правом — сила зрения появилась. Им я вижу пальцы на руке вот на таком расстоянии, — Сергей поднес довольно близко к лицу правую руку. — И хотя еще идут процессы заживления и состояние глаза тяжелое, все равно — это большая удача. Почти невероятно для такой травмы, которую я получил. Немецкие врачи совершили чудо!

Я помню свое состояние в марте-апреле, когда я осознал, что потерял зрение. Вообще не понимал, что меня ждет дальше. Смогу ли я видеть, работать?! Именно в то время некоторые меня обвиняли в симуляции, мол, Филин придумал, что он ослеп, а на самом деле он все видит. Подлость подобных заявлений заключалась еще и в том, что я не мог ответить. Единственное, что я мог, — вместе с врачами бороться за зрение.

Врачи пересаживали мне донорские ткани. Потом стволовые клетки должны были прижиться и начать восстанавливать зрение. Причем одновременно лечить оба глаза нельзя. Сначала спасали левый, потом принялись — за правый. Я терпеливо выполнял все предписания. Кроме того, что перенес 23 (!) операции, по настоянию врачей соблюдал определенный режим, который в нормальной жизни мне не свойственен. Я перестал заниматься гимнастикой, не качал пресс, много ел… Но в один прекрасный день вдруг начал видеть. Огромное спасибо моему врачу Мартину Хермелю и другим замечательным немецким врачам. Благодаря им теперь я могу самостоятельно ходить, смотреть на сцену и нормально реагировать на свет. Вначале мои глаза совсем не переносили свет.

«Меня предупредили, что соберутся журналисты, но что вас будет так много — не ожидал»
Фото: Евгения ГУСЕВА

— Все уже позади, или вам предстоит еще лечение?

— Лечение не закончилось. Меня не выписали из немецкой клиники, а отпустили на время домой. Придется приехать в Ахен и не один раз, предстоят обследования, операции на правом глазу. Надеюсь, что это будут не столь длительные поездки, хотя и понимаю: пока не пройдена даже половина пути. Впереди — огромная работа. Поверьте, провести столько времени в больнице — тяжело. Я соскучился по нормальной жизни, по своим детям, по работе.

— Вы приехали к открытию сезона в Большом театре, какие планы на ближайшее время?

— Завтра буду отдыхать дома, вместе с детьми, родными, друзьями. Это такое счастье вернуться домой, в комфорт, уют, почувствовать себя свободным от медицинских процедур, от больничной палаты… А в понедельник начнется работа. Утром пойду в поликлинику, отнесу выписки и рекомендации немецких врачей, потом — в театр. У нас пройдет конкурс в балетную труппу, а во вторник, 17 сентября, — открытие сезона. Чему я чрезвычайно рад! Очень соскучился по театру. Есть чем порадовать труппу: в новом сезоне предстоит большая работа.

Еще недавно обожженные серной кислотой глаза Филина не переносили свет, особенно искусственное освещение. Но теперь они видят!
Фото: Евгения ГУСЕВА

— Из больнице следили за событиями в театре?

— Я был в курсе всего, что происходило. Не было дня, чтобы я не созванивался со своими коллегами. Иногда принимал с десяток звонков от Галины Степаненко (и.о. худрука балетной труппы — ред.). Все, что было во время моего отсутствия, — гастроли, спектакли, премьеры — обо всем знал.

— На октябрь запланирован суд над обвиняемыми в нападении на вас. Вы придете на суд?

— Я бы не хотел туда идти. Это мое решение. Я многое для себя понял пока лежал в больнице. Теперь твердо знаю: нельзя готовиться к жизни, или как говорят, жить с протянутой рукой в завтрашний день. Этот день может не наступить никогда. Как поется в песне, есть только миг между прошлым и будущем, именно он называется жизнь… Надо ценить это мгновение. В последние полгода я делал все, чтобы продолжить жить, работать, любить, дружить…

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.