Recent twitter entries...

  •  

Светский сезон на Лазурном берегу: русские миллионеры исповедуют индуизм и семейные ценности

Опубликовано | Размещено в: Шоу-бизнес | Опубликовано 09-09-2013

0

Сбиваются с ног светские жуиры. Ушли в прошлое блаженные времена, когда автор этих строк Дарья Завгородняя ехала в Монако ради единого «Бала цветов»…Теперь балов одних – штук двадцать, не соврать… А уж частных шашлыков – так и без счета. Из них — двое крестин. Так наловчились – по два банкета за вечер дают! Туфли на шпильке сегодня – устарелый вариант. Наш выбор — лодочки на плоском ходу, а то не поспеешь никуда.

Вообще светская барышня на Лазурке всегда начеку, как пограничник. Во-первых, она всегда в красивом платье. Даже сидеть на пляже и ходить до ветру полагается в красивом (мало ли где настигнет тебя светская жизнь?!). Во-вторых, она малопьющая или вовсе не пьет. В важности этих правил я смогла убедиться сразу по приезде. Два серьезных деловых человека – из местных россиян – пригласили меня на обед в ресторан на пляже. Сидим, вкушаем омаров… Атмосфера сложилась такая сердечная, что когда принесли счет за восемь бутылок вина на две тысячи евро, россияне возмутились: «Мы выпили только семь!» Нет бы им посоветоваться со мной. Ведь это национальное свойство русской женщины: бдеть, сколько мужик пробухал. Я бы подтвердила: «Нет, ребзя, восемь». Но не успела я мигнуть, как один из товарищей вцепился зубами в официанту в верхнюю конечность. Полиция проявила проворство: через минуту я уже объясняла офицеру, что мой друг – редкий трезвенник, а кусается с устаку… По жаре с кем не бывает! Однако утомленного замели, а второй куда-то подевался, бросив вещи. Я осталась посреди Круазетт, обвешанная деликатными мужскими предметами. Вечерело. Я побрела к дому среди нарядной толпы. С плеча свисала пара брюк, из кармана брюк торчали труселя (труселя заметила только у гостиницы), в руках – мокрое полотенце и мужские плавки. Если бы в этот миг на мне были скучные шорты, а не кутюр от «Катрин Маландрино», я бы испытала неловкость. А тут даже приятно было ловить недоуменные взгляды прохожих.  Наутро меня искупали в море благодарности: никогда женская красота не получала столько комплиментов, сколько в то утро – женская бдительность, сохранившая бумажники, права и ключи от машин. Один из друзей твердо решил развестись и взять меня в жены. Правда, быстро передумал.

Русский фактор

Из всего этого портрет миллионера на Лазурном берегу у читателя рисуется скучный. Выпивают, буянят, изменяют семейным ценностям – неоригинально уже. Уверяю вас – это единичный пережиток прошлого.  В целом безобразие решительно вышло из моды у русской публики. Теперь чудят американские гости. 

— Много историй ходит о том, как русские куражатся, — рассказывает Юлия, русская хозяйка ресторана в Сен-Жан-Кап-Ферра, —  ты ж сама писала, как русские из «Шато Петрюса» (красное вино от 3000 евро за бутылку – авт.) заваривают глинтвейн, так у нас неделю назад представление было такое, что русские «курят». Пришла жена большого голливудского режиссера. Заказала «Петрюс». Мы рады – три тысячи. Потом еще дороже берет – за семь тысяч… И вдруг говорит: «Сделайте мне кальян на моем вине!» Я ей: «Позвольте, на том, которое по три или по семь?» — «Да по семь валяйте!» Ну, наш кальянщик ей дрожащими руками приготовил…

Конечно, ни один француз не сделает кальян на винце по три штуки евро – даже не просите. И вообще кальяну не даст! И дорогую бутылку не откроет, пока вы ее целиком не оплатите! Да что вина – пивка с утра не нальет! И на балалайке «Бессаме мучо» не сыграет. Короче, дремучая Европа и махровый аристократизм. Вот потому русская Рублевка, освоившись в Монако и окрестностях, принялась ностальгировать по Москве. В этом году то тут, то там открываются русские заведения с шустрыми официантами, где вам и окрошки подадут, и самогону, и грузинской чачи. Уже в четвертый раз прошли Русско-французские гастрономические сезоны. По традиции, одним из гастрономических хитов была перловая каша с дыней и сыром сулугуни.   

На «Le Bal des Fleurs» — главном балу сезона — сменился поилец: все прежние девять лет подавали шампанское «Моэт Шандон», но в этом году гостей потчевал родной брэнд «Абрау-Дюрсо». Да так удачно, что никто не толком не осознал замены, покуда из сумрака кустов (в просторечии — вип-зоны) не вышел хозяин «Абрау» Павел Титов, чтобы – по традиции – полить публику из девятилитровой бутылки.

Russian Diamond Ball: на аукционах сегодня продают буквально все: от вазочек до коктейля с князем Альбером.
Фото: Журнал «Ассорти»

Вообще русская культурность на Cote D’Azur процветает, как никогда: давеча, например, гостил индийский гуру. В спортивном клубе, в Босолей, его усадили на дизайнерский трон из белых цветов. Публика построилась в очередь за благословением. «А чего он мне сделает?» — взволнованно шептались меж собой светские дамы. – «Ну, теперь у тебя третий глаз откроется. Точно говорю!» — отвечали им опытные подруги.

 На денек в Монте-Карло заскочил с лекцией историк моды Александр Васильев. Он рассказал про историю драгоценностей.

Из-за усиления духовности теперь на Лазурке почти не встретишь «бесхозных» красавиц. Сплошь жены, подруги, в крайнем случае – подопечные Пети Листермана. Местные искренне потешаются над вечеринкой «Сохо Румз» в Монако: «Привезли два автобуса с девушками – по двадцать пять штук в каждом, — рассказывает знакомая дама, гражданка Монте-Карло, — они, конечно,  хорошенькие, но все как будто от одной мамы родились. Бедные те, которым это привезли, — ведь никакого разнообразия!»

Корче, русский миллионер теперь выбирает духовность и козыряет не любовницами, а добродетельной женой, детишками, внуками и правнуками. Доходит до того, что на светском рауте можно повстречать супружескую пару с малюткой в колясочке. Только в августе справили двое крестин: у семьи Курченковых крестил внучка, младенца Константина, давний партнер по бизнесу Анатолий Карпов, у Игоря Цуканова (бывшего владельца инвестиционной компании, ныне – коллекционера) – крестным отцом деточки стал Владимир Спиваков. В общем, друзья, кто разочаровался в семейном счастье, милости просим в Монако. Здесь много достойных примеров. А кто старое помянет, тому глаз вон.

История про любовь и щетку

Среди баловней судьбы, с которыми она свела меня в этом году, очень не многие охотно рассказывают про этапы светлого пути. Самородок без примеси нефти и газа Игорь Черней – родом из Кишиневской деревни. В 90-е, когда весь молдавский народ устремился «ложить плитку» в Москву, Игорь экзотически выбрал Лазурный берег. Сегодня Игорь – строитель апартаментов и чертогов на миллионы евро. Уже, конечно, не сам, а его компания, которая теперь занимает отдельную виллу. О своих клиентах он отказывается говорить наотрез. Зато охотно рассказывает свою историю.

— Приехал в Нмццу, воровать же не пойдем… Короче, купил я щетку для мытья машин и начал мыть на светофорах.. Жену привез из России. Один багет на два-три дня делили. Носили с собой ложку и зубную щетку. Конечно, по мусоркам не лазили, но столовки для нищих посещали. А потом один франуз взял меня квартиры красить. Зато сейчас У жены все есть: хочет – машины, бриллианты, часы эти всякие. Захотела – бабушке своей ремонт сделала.

Бал Цветов и все-все-все

Игорь нетипичный представитель Лазурного общества. Главные наши «все» состоят из двух видов людей: одна половина наезжает из Москвы, другая – лучшая – безвылазно проживает в Монако. Вся культурная жизнь кучкуется в Монтекарло и окрестностях.

«Бал цветов»: дизайнер Элси-Роз с гостем вечера.
Фото: Журнал «Ассорти»

Именно здесь открывается летний сезон: знаменитым «Балом Роз» семьи Гримальди. Попасть на «Бальроз» — целое дело. Чужая мышь не проскочит. Билеты толкают только среди друзей фамилии, хоть и по скромной цене – 750 евро. Оттого мир шоубизнеса на «Бале роз» немногочислен. В этом году его представлял Гад Эльмалех – актер и друг княжны Шарлотты Казираги.

У нас со светской жизнью куда проще: заплатил 1000 евро и ходи с бокалом (или три тысячи, тогда сиди за столом). Да и с артистами поинтереснее. У них-то всего один Гад, а на наших балах собирают созвездия одно причудливей другого: на вечере L'Etincelle в Монте-Карло показывали звезд мирового балета, Дмитрия Маликова и Игоря Верника в роли конферансье, на Russian Diamond Bal – струнный квартет Infinity, балалаечника Алексея Архиповского, певца Авраама Руссо и фокусника Дани Ларри.

Владимир Спиваков и Елена Образцова — самые желанные гости.
Фото: Журнал «Ассорти»

На «Балу Цветов» — Le Bal Des Fleurs – мы застали актрису Джерри Холл, оперную диву Елену Образцову и поп-диву Альбину Джанабаеву. Причем Образцова спела, Альбина открыла бутылку шампанского на сцене – показали свое искусство. Джерри Холл ничего такого делать не заставили: она из Америки летела, устала, наверное.

Из миллионеров были замечены Игорь Шифрин, совладелец инвестиционной компании, с женой Екатериной, Сергей Гладкин, гендир компании «Проминстрах». С женой Евгенией. Коллекционер Георгий Хаценков, меценат Эдуард Таран запросто бродили среди гостей. Бал цветов не зря стяжал себе славу самого международного гулянья. Французскую сторону в этом году представляла дизайнер одежды Элси-Роз. Она живет в Монте-Карло и недавно создала первые монакские национальные духи. Парфюм Elsie-Rose наделал много шума в большом свете и теперь продается в «Отеле де Пари» здоровенными пузырями по 750 евро. И малыми – по 65. Все для людей.

 Ирина Хакамада обнаружилась в полном составе – с дочерью и с мужем. И очень хотела танцевать, но не вышло: все площади в саду Эфрусси-Ротшильда, где проходит бал, посыпаны гравием, не разойдешься. Очень жаль, что нынче балы не рассчитаны, чтобы поплясать. А то певцов и музыкантов везде дают, а простой публике как самовыразиться? Разве через благотворительность. На аукционах торгуют буквально все: от серебряных шандалов до коктейля с князем Альбером.  

Над этим благотворительным бумом уже иронизируют: «Ну, зачем мне, скажи пожалуйста, покупать эти штучки-дрючки по десятке, когда я и так по двести тысяч отстегиваю в фонды?» — сказал автору этих строк один большой миллионер-коллекционер, — «разве что для пиара…». Для пиара – это можно. Уже второй сезон подряд необыкновенно актуальная личность — Василий Клюкин. В прошлом банкир, он продал бизнес и заселился в Монако. Покровительствует искусствам, увлекается архитектурой и покупает недвижимость. Мне Василий показал один из своих домишек: четырехэтажный с мезонином посреди Монте-Карло. Но не домами едиными силен Василий, а тем, что купил билет в космос на аукционе против СПИДа за полтора миллиона долларов. Говорят, переплатил лишку. Зато против СПИДа поборолся, и на ракете теперь полетит вместе с Ди Каприо (тот-то на халяву поедет). Недавно Клюкин приобрел еще полет на Северный полюс – всего за четвертной: тренируется перед космосом… А журналисты и поклонники рвут его на части. На выставке искусств в Японском саду Монте-Карло Василий всем подписывал свою книгу по архитектуре. Книжица – килограммов пять, не соврать. Два метра пронесешь – пупок развяжется. Но публика – хрупкие красотки – расхватала издание за полчаса. Только зря трудились: у Василия жена-модель Анна Вишневская и трое детишек.

Василий Клюкин с женой Анной Вишневской.
Фото: Журнал «Ассорти»

Неизвестный Абрамович

Говорят, у Абрамовича уже не самая длинная яхта в мире – да и Бог с ней! Мой суетный интерес к яхтам моментально улетучился, когда я познакомилась с Идой Ручиной, председателем Красного креста Чукотки. Она двоюродная сестра Романа Аркадьевича. Когда он стал губернатором отдаленного региона, пригласил ее взять социальные проблемы: до того Ида тридцать лет проработала в благотворительных детских фондах. «Прежде мне нужно было сначала найти деньги. Теперь задача облегчилась: деньги уже были», — говорит Ручина. Ида поселилась на Чукотке, стала заботиться и хлопотать. Трогательно вспоминает, как впервые – в начале 2000-х — вывозила чукотских ребятишек на черноморские здравницы. Как они полюбили кока-колу, как прятали деликатесные йогурты про запас, чтобы угостить потом семью… Роман Абрамович уже давно не губернатор, йогурт – не деликатес, дети учатся в школах, построенных по канадскому образцу. Но Ручина свое детище не оставила: «Четыре месяца в году я живу в Анадыре». Несколько лет назад Ида увлеклась фотографией и устроила фотосессию своему рабочему месту. Снимала все: жителей, горы, небо, флору и фауну. Получилась галерея.

— Немногие сегодня знают, что именно по Чукотке – по суше – проходит 180-й меридиан, это линия смены дат, делящая глобус на страны света – Запад и Восток. Такое деление по суше есть только на Чукотке и на острове Фиджи. Но только на Чукотке есть пересечение полярного круга и 180-го меридиана. Еще одна особенность: если вы находитесь в парке Гринвич в Лондоне и проткнете земной шар насквозь, вы попадете на Чукотку.

Теперь Ида приехала на Лазурный берег представлять свою фото-выставку в рамках вечера «Симфония Лазурного берега». Экспозицию организовала писатель Елена Жоли, которая вырвалась в Монако буквально на пару дней: в Париже ее остался ждать Жерар Депардье, с которым они вместе работают над книгой «Жерар Депардье о русской кухне и о том, чем ее запивать». Депардье бы, впрочем, и сам приехал, да на съемках задержался. Вместо себя он прислал актрису и певицу Присциллу Андриани, с которой дружит много лет. 

Ида Ручина, Елена Жоли, автор на выставке.
Фото: Журнал «Ассорти»

 Когда гости послушали концерт «Виртуозов Москвы» и дуэт солиста Большого театра Вадима Тихонова с Присциллой, поглядели дефиле в платьях из живых цветов от Tridvornova Art Buro, на аукцион вынесли фотографии Чукотки. По свидетельству очевидцев, сегодня картины плохо берут. Людям подавай предметы быта и ювелирные изделия. Но в пользу одаренных детей (деньги пошли в фонд Спивакова) – виды Чукотки приобрели за пять тысяч евро. Свадебное платье из живых цветов от Татьяны Тридворновой купила  – тоже за пять – барышня по имени Николь. О ней нам удалось узнать только, что жениха у нее пока нет, его она потом подберет – к платью.  

Автор выражает благодарность журналу «Ассорти»  за помощь в подготовке материала.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.