Recent twitter entries...

  •  

Ирина Апексимова: выйти на улицу из театральной коробки

Опубликовано | Размещено в: Культуры | Опубликовано 03-09-2013

0

 С очередной инициативой выступила члены команды Театра Романа Виктюка. На сей раз, они призвали коллег по цеху не только открыть двери своих «домов» (как это было во время «Ночи в театре»), но  выйти из них на улицу, освоить непознанное сценическое пространство и попробовать творить вне привычных стен. О новом проекте «Театральный демарш InOut», запланированном на 8 сентября, рассказала продюсер Театра, актриса Ирина Апексимова.

— Ирина, возможно, не все любители театра знают английский. Давайте переведем и, заодно, объясним, что значит «Театральный демарш InOut».

— На самом деле я хотела, чтобы английское выражение InOut было написано русскими буквами — чтобы наши гости подумали, что оно означает. Если переводить буквально, дословно, то InOut – это выход «из» «куда-то в пространство». Пока мы придумывали название, появилось немало вариаций и «за пределами», и «беспредел». Но так как эти слова могут трактоваться по разному и не всегда для нас выгодно, то мы решили оставить этот вариант. Он соответствует теме: выход театра на улицу из привычной театральной коробки.

— Для нас, для России подобный выход — нечто новое. Но, надо признать, что идея не нова, многие западные театры устраивают подобные акции, флешмобы, выходы на улицу. Правда, о подобном размахе, чтобы с 11 утра и до полуночи – не слыхала. Хватит сил и программы на 12 часов?

— Хватит и сил и программы. Она могла быть гораздо больше – мы очень долго отбирали спектакли, чтобы за эти 12 часов и угодить всем и не перегрузить зрителя, при этом ставя себе задачу, чтобы представления проходили нон-стоп. Кроме того, мы зажаты в тиски количеством сценических площадок. Была бы возможность работать неделю, хватило бы репертуара и на неделю. Есть что показать. На сей раз мы ограничились московскими театрами, но я надеюсь (и мне бы очень хотелось), что это будет ежегодный фестиваль.

Если же говорить о том, что такие акции проходят и в Европе, то, например, от Эдинбурга или Авиньона, мы отличаемся тем, что там на улице играют спектакли специально сделанные как уличные. А мы хотели адаптировать классические сценические постановки для улицы.

— А как же привычное «выйти за сцену»? Как сменить декорации?

— Сцену мы встраиваем. Работаем и над остальным. Что-то доделываем на ходу. Мне бы хотелось верить, что это не только российская традиция…

— Абсолютно. Могу вас в этом заверить – я убеждалась неоднократно.

— В идеале нам хотелось, чтобы актеры играли прямо на траве. Чтобы деревья, кусты, небо – природа – стали декорацией. Но пока мы не в состоянии такие постановки осуществлять, да и погода в сентябре непредсказуема.

— При открытости, праздничности, сказочности театра для непосвященных, понятно, что за кулисами его мир закоснел в своем привычном, жестком формате. Трудно было уговорить театральные коллективы к новой форме работы со зрителем? Вовлечь в авантюру?

— Конечно, трудно. Очень многие бояться подобных выходов, объясняя это тем, что на спектакле создается уникальная художественная атмосфера, а открытое пространство эту атмосферу разрушит. Сегодня на улицу выйдут самые отважные. Те, кто не боятся, что зрители станут уходить во время шоу. Не боятся потерять зрителя. А, во-вторых, они пытаются доказать своим творчеством, что могут привлечь внимание зрителя, несмотря на погодные условия. То есть экстремалы в хорошем смысле этого слова. Безусловно, важны свет, декорация, определенные границы сцены, но, так как я знаю актерскую профессию изнутри, мне всегда казалось, что театр — это в первую очередь существование здесь и сейчас сиюсекундно. Что куда больше привлекает зрителя, чем красивое оформление.

— Были такие, кто отказался от участия из страха?

— Были. Кому-то, правда, пришлось отказаться в силу того, что труппа еще в отпуске. Время для театров не слишком удачное – многие актеры еще не вернулись из отпусков. Оказалось, что собрать несколько театров – это далеко не то же самое, что собрать труппу.

— А почему именно Сокольники выбраны местом действия?

— Это парк, который находится рядом с нашим театром, и мы выращиваем своего зрителя. Потому что многие знают, что есть Театр Виктюка, и он находится где-то в Сокольниках, но зрительская тропинка туда не протоптана. И я надеюсь, что через год мы войдем и в наше собственное отреставрированное помещение. Кроме того, парк Сокольники на удивление легко и с удовольствием откликнулся на наше предложение, так что с ними очень приятно работать.

— А вы туда уже выходили?

— Пока еще нет. Это первый большой выход.

«Ночь в театре» оказалась событием закрытым – в силу камерности помещения у Театра Виктюка и у других небольших театров. Смогут ли зрители «с улицы» увидеть и оценить ваш фестиваль?

— Мы ждем всех зрителей без исключения. Больше того, программа составлена таким образом, что начинаться все будет с детских представлений. Потом будут показаны спектакли для зрителей постарше. Потом семейный театр – это тинэйджеры и их родители, дальше традиционный театр: привычное семичасовое время для серьезных взрослы людей. И под конец абсолютно артхаузное выступление. Заканчиваться все будет представлением для молодежи, для тех, кто выстоит. Это «Копы в огне».

— Сегодня все продумывают разные акции, механизмы, чтобы привлечь зрителя. И тому требуется все больше специальных ухищрений, чтобы заинтересоваться. Может быть, чем больше даешь, чем больше от тебя ждут? И уже приедается «обычный» театр? Не кончатся ли идеи? И вообще, насколько нужно работать над привлечением? Пусть кто хочет, тот и ходит в театр.

— Зрительская аудитория уже очень давно делится на три части. Это те, кто ходят в театры постоянно – театралы, те, кто не пойдут в театры никогда. И те, кто еще не знают, что театр — это интересно. Вот эти, последние, и есть наша основная аудитория. Мы выходим на улицу для тех, кто еще не купил билет ни разу в жизни, чтобы рассказать им: ребята, театр – это неплохо. Он, возможно, окажется для вас весьма интересным. Поэтому мы предлагаем – вот вам бонус – посмотрите сегодня наши представления бесплатно. Если вы получите от этого удовольствие, не бойтесь в следующий раз купить билет, вы откроете в театре для себя немало интересного.

— Роман Григорьевич принимает участие в концепциях ваших театральных праздников? Или он только подает идею?

— Он подает идею, и мы с ним все обсуждаем, он в курсе всего, что происходит. Но сейчас он выпускает свой спектакль: к его дню рождения готовится очередная премьера, так что он просто не успевает во все погрузиться.

—  А вам нравится ваша «роль»…

— Вы знаете, правда, нравится.

— Конец августа — начало сентября – сборы трупп во всех театрах. На некоторых мы побывали. Скажем, в РАМТе у Бородина – царил настоящий театральный дух, актеры друг другу радуются, улыбаются, планов громадье. Вы же теперь в новом амплуа продюсера, которое дучше всего обозначил в спектакле «Медведь»  Евгений Шварц,  — «почетный министр-администратор». Не жалеете, что не принимаете участия изнутри? В самом действе?

— Я с удовольствием вспоминаю сборы труппы во МХАТе. Я туда отходила почти 12 лет. Это было прекрасное время. Но, может быть, в связи с тем, что я уже очень давно на свободе, сама по себе, я не очень хорошо представляю себя в труппе. Сегодня мне было бы непросто сидеть и ждать расписания и распределения ролей, хочется чего-то большего.

Но в сборе я все же принимаю участие — это сбор труппы Театра Романа Виктюка. На этот раз он состоится 8 сентября в парке Сокольники. За полчаса до начала первого в новом сезоне спектакля Роман Григорьевич объявит о планах нашего театра на Симфонической эстраде парка Сокольники. Место, конечно необычное для сбора труппы, но раз уж театр выходит на улицу то, и собрать коллектив нам показалось уместным в рамках фестиваля — среди коллег и зрителей.

— Кстати, если говорить о площадках – любых – музыкальных, музейных, театральных и нехватке их. Ведь в Москве достаточно помещений разного размера и достоинства. И при этом кому-то театров постоянно негде работать.

— Я могу говорить только о театральных. Театр Виктюка может работать только в определенных условиях: размеры сцены, оборудование. Для этого нам подходят – по пальцам пересчитать театры Москвы. У каждого свое госзадание и свой большой репертуар. В лучшем случае нам могут выделить только выходные дни. И таких как мы коллективов, без площадки и без места предостаточно. Плюс еще антрепризы, им тоже надо работать и они не так скованы как государственные бюджетные театры финансово. Отсюда проблема.

— «Демарш» – дело уже практически завершенное, законченное. Что в планах у вас, у Театра и Романа Григорьевича?

— Премьеру выпустить. Дальше очень хочется повторить нашу июньскую акцию – у нас была Пушкинская ночь, и это было очень здорово. Думаю, что она состоится в январе – что-то вроде ночных рождественских чтений. И снова «Ночь в театре».
 

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.