Recent twitter entries...

  •  

Единственный русский мим – ученик Марселя Марсо не выступает в России

Опубликовано | Размещено в: Театр | Опубликовано 03-09-2013

0

ВЛАДИВОСТОК, 3 сен – РИА Новости, Константин Васильев. Известный во Франции мим Дмитрий Рекачевский – человек-легенда в своем родном Владивостоке. Он единственный россиянин, который был принят в знаменитую школу-студию классической французской пантомимы Марселя Марсо. Окончив обучение в 2004 году, Дмитрий успешно выступает на театральных подмостках Европы, а в России остается малоизвестен. Вот уже 13 лет он живет в Париже, где дает уличные спектакли, сам шьет костюмы, пишет сценарии, стихи, а в последнее время и романы. Но иногда, ненадолго, он все-таки возвращается на родину.

Мим, поэт, прозиак

Последний день во Владивостоке перед отъездом в Париж на прошлой неделе Дмитрий Рекачевский провел в кругу друзей. В одном из городских кафе прошел его творческий вечер, куда пришли почитатели литературного и актерского таланта земляка.

Дмитрий почти не показывал своих спектаклей или сцен. Единственную миниатюру – по просьбам зрителей – он исполнил уже под занавес и вообще не слишком афишировал эту часть своего творчества. Зато читал очень много стихов и прозы. Рекачевский начал публиковаться в поэтических сборниках и альманахах еще до переезда во Францию. Он был и остается членом местного литературного объединения «Серая Лошадь».

Темы стихотворений Рекачевского рождаются из деталей повседневности: поездка в автобусе или метро, получение гонорара или написание письма. При этом его поэзия всегда была достаточно иронична по отношению к жизни, людям и самому себе. Владивостокский критик Александр Белых в 2006 году писал: «Стихи его стремятся не только рассмешить, но и сказать нечто большее. Они прирастают смыслом, а потому читать их интересно».

«И тогда я сыграл свое дивное one-man-show
в знаменитом Доме Культуры почтовых работников
17-го квартала
и получил великую тысячу сто девятнадцать евро (брутто).
Из которых могучие 80%
мощно раздвинули перспективы
моего старого доброго счета в BNP.
Но уже в начале месяца
три аккуратных сотни ушло в карман моему квартиродателю.
60 подозреваемых колов
сгинуло в пучине интернациональных телефонных переговоров.
А 40 (тоже очень милых)
было жестоко съедено гостями,
неожиданно припершимися среди ночи в Праздник Музыки…»

(Дмитрий Рекачевский. «Дети Ра», № 1(5) за 2005 г.)

«Писать прозу я начал четыре года назад. С тех пор появилось уже два романа: «Все тексты» и «Невидящие». Я вдруг открыл, что мне есть что сказать и что я могу долго говорить на одну тему», – рассказал Дмитрий гостям.

Несмотря на то, что встреча была анонсирована как поэтический вечер, немало зрительских вопросов касалось актерской жизни мима «до» и «после» Парижа. Прежде всего гостей интересовало, как ему выпала такая удача, как учеба у самого Марселя Марсо.

Дар убеждать без слов

Знакомство Дмитрия Рекачевского с театром пантомимы произошло, когда ему было 12 лет. Тогда во Владивосток приехал будущий заслуженный артист РСФСР мим Александр Жеромский. Пластика его персонажа, которого он назвал «Мульт» за своеобразную технику движения, поразила юного Рекачевского.

«Я тогда впервые увидел спектакль пантомимы. И глядя на этого человека (Жеромского), я сказал себе, что обязательно стану таким же, как он. Язык тела – самый простой и честный способ передачи информации от человека к человеку. Солгать словом может почти каждый. А вот заставить поверить себе без слов могут только профессиональные мимы – актеры театра пластики», – вспоминает Дмитрий.

Зарубежные театры выступили на «Пластилиновом дожде» в Самаре

Однако серьезно заняться актерским мастерством ему удалось только через несколько лет. Старшеклассником Дмитрий попал во владивостокский театр эксцентрики «Фреска», созданный Ларисой Нагорных и Дмитрием Гончаровым, которые в то время занимались альтернативными для Владивостока театральными жанрами – такими как пластика, эксцентрика или клоунада. Здесь он стал учиться вместе с другими актерами студии.

«Я попал в компанию очень вдохновленных людей. Это было нечто необычное, непривычное для меня. Они разговаривали о другом, делали что-то совершенно не похожее на то, к чему я привык. И мне захотелось делать то же, что и они», – рассказывает Рекачевский.

В актеры не годен

«Фреска» в те годы очень много работала. Выступали везде: от школ до ночных клубов. Репетировать тоже приходилось часто, так что набраться опыта и умения будущему ученику школы Марсо удалось быстро. Играя на сцене в постановках «Фрески», Дмитрий не мог не задуматься об актерском образовании. Но поступить в Дальневосточную академию искусств ему, несмотря на все усилия, не удалось. Трижды вузовская комиссия отказывала ему в приеме.

«Вечер пластики» в честь Дня театра прошел во Владивостоке

«Сначала я хотел привлечь их внимание и, очевидно, привлек слишком сильно. На творческом экзамене я читал стихи на английском, и, видимо, комиссии это показалось странным. Таким меня и запомнили. Несмотря на то, что потом я пытался читать нечто обтекаемое, меня все равно не брали. Причем в третий раз отказали всего двум абитуриентам, одним их которых был я», – вспоминает Дмитрий.

Четвертый раз испытывать судьбу во Владивостоке будущий мим не стал и решил попытать счастья в Хабаровске. В Хабаровском институте культуры его приняли на режиссерский факультет, который он окончил с красным дипломом. Повышать квалификацию после этого, тем более во Франции, даже не думал. Все произошло случайно.

Думать по-французски, остаться русским

«История почти невероятная получилась, – поясняет первый руководитель театра «Фреска» Лариса Нагорных. – Дима для смеха записал свои выступления на видеокассету и отослал в Париж. Он почти забыл уже об этом, когда однажды ему позвонили, прямо домой, предложили приехать и даже пообещали 50% скидку на обучение, настолько хорошее впечатление он произвел».

Биография Марселя Марсо (Манжеля)

«Мне сказали, что надо ехать, и я поехал. Главная проблема была в том, что это не ближний свет и надо было все решить за четыре дня. То есть я пришел в аэропорт за четыре дня до вылета и спросил билет. И билет нашелся. И визу мне дали, хотя никаких особых прав на нее у меня не было. Совершенно волшебным образом я уехал», – вспоминает Рекачевский.

Волшебными остались в памяти Дмитрия и впечатления от уроков самого мэтра. Марсель Марсо по праву считается одним из величайших деятелей искусства не только во Франции, но и в мире. Будучи учеником Этьена Декру, которого называют «отцом современной пантомимы», Марсо создал собственную Парижскую школу мимов, обучению в которой парень из Владивостока посвятил четыре года своей жизни. Став настоящим французским мимом, он не стал иностранцем.

«Все во мне русское. До сих пор я не чувствую, чтобы во мне хоть что-то было иностранного. Кроме того, что научился говорить на плохом французском. Правда, думать на французском я тоже научился. Когда пишу русский текст – как будто перевожу. А есть слова, которые я по-русски вообще не употребляю, особенно из театральной лексики», – рассказывает Дмитрий.

Реально виртуальные персонажи

В настоящее время, помимо проведения уличных представлений в Париже, написания сценариев и работы над новыми костюмами, мим Рекачевский пишет диссертацию на тему взаимодействия реальных актеров с виртуальными персонажами.

Авиньонский театральный фестиваль откроется в пятницу во Франции

«Виртуальные персонажи – это окружение актера, которое меняется в ходе спектакля и производит нужное впечатление. Например, если я грустный, свет становится зеленым, а если я радуюсь – красным. Моя диссертация как раз и посвящена разработке методики, с помощью которой эти виртуальные персонажи могли бы понимать актера. Современные технологии это уже позволяют», – поясняет Рекачевский.

Уже сейчас его представления и спектакли ни на что не похожи. Главная их особенность – использование так называемого «искусственного актера», когда костюм добавляет миму «дополнительную» ногу или удлиняет руки, в общем, так меняет его тело, чтобы все внимание зрителя было приковано к тому, как человек вообще движется по сцене с такими «добавками».

«Французы каждый раз напрягаются, когда видят меня, с любопытством смотрят на то, что я делаю, как манипулирую какими-то странными вещами. Они заранее ждут, что я покажу нечто непонятное и необычное», – рассказывает Дмитрий.

Горячие пирожки пантомимы

По его словам, в 2004 году он пересмотрел свое отношение к театру и к тому, как нужно работать. Для себя он назвал этот подход «антипрофессиональным театром».

Все куклы в гости к нам: фестиваль уличных театров в Петербурге

«Я принципиально не использую современные театральные ухищрения – типа проекторов, огромных экранов или другого мультимедийного оборудования. Мне не так важно показать свой профессионализм. Мне важно сшить костюм и сыграть спектакль не хуже и не лучше, чем то, что показывают профессионалы. Я делаю спектакль, как горячий пирожок, чтобы скорее его подарить, чтобы его скорее съели», – резюмирует актер.

Свои представления Дмитрий Рекачевский и его единомышленники дают не только во Франции, но и в других странах Европы. Чаще всего во время различных театральных фестивалей. И везде их принимают очень тепло. Об одном сегодня сожалеет мим: до сих пор ему не удалось организовать выступление в России. Хотя мечтать об этом и пытаться осуществить мечту он не переставал с самого выпуска из школы Марселя Марсо.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.