Recent twitter entries...

  •  

Живот режиссера

Опубликовано | Размещено в: Культуры | Опубликовано 09-08-2013

0

Наблюдение за лебедями, чешущими под хвостом себе и друг другу, — занятие куда более захватывающее и благодарное, чем просмотр многих конкурсных фильмов. В Локарно меня всегда посещает эта нехитрая мысль. Вчера я в очередной раз подумал ее, с трудом вымучив перуанскую вещь «Немой» (El mudo) Даниэля и Диего Веги (получивших было каннское благословение со своим предыдущим фильмом «Октябрь», но в этом году явно не прошедших фейс-контроль) — скучнейшую в своей очевидности параболу об отправленном в отставку педантичном, неподкупном и чудаковатом (в смысле на букву «м») судье, которого «заставила замолчать» пуля, пущенная в горло кем-то из недовольных его решениями. Детективная составляющая сюжета  теряет всякий смысл, если как зрителю вам решительно все равно, кто тот мерзавец, что лишил голоса главного недогероя. Да хоть бы он его даже расчленил и съел. Образ героя-правдоруба с одной извилиной настолько провален режиссерами, что им остается призывать на выручку его простодушные фантазмы и сны — как тот, в котором он приглашает на танец маму, убитую 20 лет назад, — вероятно, тоже «за правду».      

Новый фильм румынского полуклассика Корнелиу Порумбою с притворно-шуточным, а на деле экстрапретенциозным названием «Когда в Бухаресте наступит вечер, или Метаболизм» (When Evening Falls on Bucharest or Metabolism), тоже способен вызвать бешенство во время просмотра. Но подобное доведение до точки кипения — в отличие от простецких перуанцев — явно входит в задачу ушлого режиссера, желающего и над «гениями» румынской волны подтрунить, и свою позицию в их компании сохранить, и подмигнуть той немногочисленной фестивальной аудитории, что обеспечила ему широкую известность в очень узком кругу (о «нормальном» зрителе речи вообще нет), и испытать на прочность ее терпение. 

Фильм «Когда в Бухаресте наступит вечер, или Метаболизм»  способен вывести из себя неподготовленного зрителя.

Это разговорное метакино о кино, в буквальном смысле слова погружающее всех желающих … не только в, прости Господи, «творческую лабораторию»  среднестатистического «очень хорошего» румынского режиссера (таких в фильме целых два, и они экстатически нахваливают друг дружку, в то время как прекрасно знакомая с их творчеством актриса не в силах ответить на вопрос, кто такие Моника Витти и Антониони), но и в физиологию его не слишком любопытного организма — точнее, в процессы, происходящие в его желудке, якобы страдающем от гастрита (желая откосить от съемок неполучающейся сцены с участием любовницы, он предлагает вниманию продюсера подробное, хоть и подложное видео эндоскопии).

Все это могло бы выглядеть весьма нахально, разухабисто и парадоксально, ведь желудок творческого работника — ничем не менее интересный предмет художественного исследования, чем его голова — тем более, что с большинства современных мастеров экрана, действительно, кроме анализа желудочного сока и взять-то нечего. Если бы во всем этом зрелище была хоть какая-то энергетика, если бы автор уморительной ленты «12:08 к востоку от Бухареста» и концептуального «Полицейского, прилагательного»  сам не засыпал в процессе своих умствований, если бы он сподобился на действительно остроумные диалоги и идеи покруче той, вокруг которой заверчен его фильм — о том, что кино — это, видите ли, фальшивка, обман и мнимость. Большое спасибо, что объяснили.

Унылый, гнетущий своей предсказуемостью фильм Порумбою, какие бы фиги в карманах он ни держал и как бы ни пытался выглядеть остроумным, ставит румынской «новой волне» диагноз намного серьезней гастрита. Это даже не гепатит С, воспетый португальцем Жоакимом Пинто в не менее претенциозном автобиографическом докьюментари «Что теперь? Напомни мне» (E Agora? Lembra-me). Оказавшаяся не в состоянии выбраться из круга захватанных формальных приемов и замыленных тем, она вот уже несколько лет как на грани комы.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.