Recent twitter entries...

  •  

Леонид Куравлев: «Мне стыдно играть олигарха. Предлагали, но я не продаюсь»

Опубликовано | Размещено в: Культуры | Опубликовано 01-08-2013

0

И все же на вопросы «Комсомолки» Куравлев сделал исключение. 

— Леонид Вячеславович, я первый раз вас увидел на красной дорожке на открытии фестиваля. А второй раз – в коридоре гостиницы перед телеэкраном. Вы радостно махали руками, глядя на то, как играют волейболисты. Так вы болельщик?

— Конечно, я болельщик. А кто из нас не болельщик? Все любят какой-то вид спорта и болеют за ту или иную команду. Тем более недавно прошла замечательная Универсиада в Казани. Тоже поболел. Перед телевизором.

— Любимый вид спорта – футбол?

— Нет. Я очень люблю теннис, волейбол, баскетбол, ручной мяч. И биатлон. Когда-то, очень давно, в прошлом веке, я занимался плаванием и волейболом.

— В предыдущие годы в Светлогорск на «Балтийские дебюты» приезжала Наталья Крачковская. Тогда  она чувствовала себя неважно. А вы с ней давно виделись?

— Почему вы меня об этом спрашиваете?

— Я думал вы друзья!

— Мы не друзья. Это ошибка. Мы снимались в одной гениальной картине Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию». Только так.

— В интернете в откликах на материал про вас просчитал: «Леонид Куравлев — это море обаяния и достоинства». Чего вы себе никогда не позволите?

— Лгать. И предавать. Это самое страшное.

— А со стороны поклонников бывают те, которые фамильярничают?

— Бывают хамы. А где их нет? Особенно это касается журналистов. Вот вчера мне звонят с Первого канала: «Мы хотим сделать передачу о том или ином фильме, про вас». И такая интонация, как будто они точно знают, что я приду и обязательно будут участвовать. На телевидении сейчас, даже на Первом канале, я не уж не говорю о остальных, очень много непрофессионализма. Исключение составляет, конечно, канал Культура. А вообще я телевидение не люблю. Оно угнетает людей, оно приучает к ханжеству, вранью, разлагает одно поколение за другим. Такая задача. Кто ее навязал телевидению – не знаю. Скорее всего, сами телевизионщики.

— Какой фильм посмотрели за последнее время и можете сказать – это хорошее кино?

— Я не смотрю фильмы. Я много читаю – это моя страсть. Люблю подержать в руках хорошую книгу. Я перечитываю классику, с которой встречался раньше. А в свое время я многое почерпнул в ней. Сейчас у меня есть возможность понять ее глубже. Пушкин, Достоевский, Чехов, Толстой, Маяковский, Василий Макарович Шукшин, Есенин. Любимых много. А Гоголь? Очень любим. Сниматься в классике это прекрасно. Мне повезло, что относительно много снимался в классике. «Маленькие трагедии» Пушкина, «Вий» Гоголя.

Роль Жоржа Милославского в комедии «Иван Васильевич меняет профессию» актер вспоминает с теплотой, равно как и все другие работы в фильмах Гайдая.
Фото: из архива «КП»

— Правда, что в фильме «Вий» вместо вас мог сыграть Вячеслав Невинный?

— Первый раз слышу. Столько вранья!  Мне несколько раз звонили: «Мы хотим вас занести в энциклопедию 20 века, вы еще заметная фигура в искусстве 20 века». Если меня 10-12 картин переживут и пойдут дальше в поколения, это огромное счастье, счастье редкое для любого актера. Самый мой любимый фильм – фильм Василия Макаровича Шукшина «Живет такой парень». С этим я и уйду.

— Но был же еще фильм «За спичками». Правда ли тут, что вы могли бы сыграть вы, а утвердили Невинного?

— Нет. «За спичками» — это про двух друзей, физически толстых людей. Слава Невинный был очень толст. И великий Евгений Леонов. Я там немножко сыграл по просьбе Гайдая. Он сказал: «Поехали в Финляндию, там отдохнешь. Будет два-три съемочных дня. А пробудешь там две недели. Отдохни в хорошей, тихой, мирной стране, экологически чистой». Что и было сделано. С Гайдаем мы дружили семьями. Я очень люблю его фильм «Иван Васильевич меняет профессию»! Очень люблю фильм по новеллам Зощенко «Не может быть». Это тоже один из моих самых любимых писателей.

— Сейчас вы снимаетесь в кино?

— Не снимаюсь уже пять лет. Да, я востребован еще, но дают сценарий почитать… За эти пять лет было шесть или семь предложений сняться в сериалах. Но зрители прекрасно знают, чем нас кормит телевидение: бандиты поджигают, стреляют, убивают, какие-то олигархи. Мне ведь и олигарха предлагали играть, который нажился на наркотиках.

— Не можете себе этого позволить?

— Да, не могу позволить. Мне стыдно перед зрителями. Предлагали хорошие деньги, но я не продаюсь. Если мне не нравится, я не буду сниматься. Это отвратительно. Меня перестанет уважать мой зритель. А меня уважают и даже любят.

— Что бы вы хотели сыграть?

— Ничего я не хочу сейчас играть. Не надо. Так называемая усталость металла. Устал я. Снялся в 250 фильмах. Чуть больше, но я специально занижаю, поскольку врать не хочу, а во-вторых, не все получились. Я не хвастаюсь тем, что такое большое количество фильмов. Не все получилось, хотя везде играл честно, с удовольствием, поскольку я очень люблю свою профессию. Просто порой не получается то ли у режиссера, то ли у самого актера. Повторюсь – есть фильмы, которые меня переживут.

Последний мой фильм – «Книга мастеров». Сценарий написан по русским сказкам. Очаровательный сценарий, я играл барина-самодура. Мне нравилась роль, я ее любил. А потом разлюбил. Потому что деньги на этот фильм дали американцы, «Дисней-фильм». В договоре с режиссером они обозначили, что монтировать будут в Голливуде. Так и было сделано. Режиссер должен монтировать и только он! Это очень важно. Великий Пырьев говорил, что получился фильм или нет, ясно после последнего дня монтажа. Можно так смонтировать, что картина не получится. А, можно, наоборот из довольно среднего материала сделать великолепный фильм. И на моем веку такое было. А американцы превратили русские сказки в какую-то беготню: сплошные полеты, трюки. Выхолостили всю прелесть русских сказок.

— Негармонично получилось?

— Совсем. Получилось по-американски плохо. Что они знают про русскую душу? Ничего! Это другой менталитет – через Атлантику и Тихий океан.  Я был в Америке четыре раза и очень не понравилась эта страна. Я два раза там снимался, был в гостях у друга.

— И до сих пор не нравится?

— Там скучно. Скучная страна со скучными корыстными людьми. У них все про деньги да про секс. 

 

«МЫ — НЕРЯШЛИВЫЙ НОРОД»

— Мне вспоминается картина «Робинзон Крузо» 1972 года. Многие выросли на этом фильме. А как проходили съемки, и что для вас было самым интересным?

— Для актера всегда интересна роль. Я был удивлен, что Слава Говорухин пригласил меня на эту роль. С Одесской киностудии мне пришла телеграмма: «Леонид Вячеславович, приезжайте на пробы на роль Робинзона Крузо». Автор Дефо, это великая классика. Я не поверил. Я, русопятый человек, мне удаются роли русских людей того или иного характера, я таких переиграл десятки и десятки. Я был так удивлен, что не ответил на эту телеграмму. Розыгрыш, — подумал я. Потом пришла вторая телеграмма. И я приехал на пробы. Слава Говорухин пробовал около двадцати актеров на эту роль и никак не мог остановиться на ком-то. И потом Говорухин выбрал меня. В Киеве  очень удивились. Был Шура Балаганов, Пашка Колокольников и так далее. Такая моя судьба. А Говорухин сказал: «Куравлев интересен в каждом кадре. На экране только он, Пятница, коза да попугай. Многие актеры уже на двадцатой минуте фильма наскучат. За Куравлевым интересно наблюдать». И я сыграл.

Несмотря на сотни работ в кино, Куравлев до сих пор больше всего ценит картину 1964 года «Живет такой парень».
Фото: из архива «КП»

— Где проходили съемки?

— Поначалу на спорном с Японией острове Шикотан, по-японски Сикотан. Потом в Сухуми и в тех краях, в местах, где дача Сталина. Там были основные съемки. Один павильон был на студии в Одессе.

— Борода, волосы – это все работа гримера?

— Гримов у Робинзона Крузо было двадцать. Там же на острове прошла вся жизнь.  Начинаю показывать совсем молодого Робинзона и так далее. Это колоссальная работа гримера. И волосы и борода — это все грим.

— Работу с каким актером вы вспоминаете чаще всего?

— Я снимался с великими актерами, всех не перечислить. Это Жаров, Меркурьев, Леонов, Бурундуков, Новиков. Продолжать можно долго. Эти люди меня вдохновляли. В какой-то степени и я, наверняка, заражал партнеров, заставлял их держать высоту. Если актеры не взаимодействуют, то они не сыграют, какими бы большими они не были.

— Вашим с Евгением Леоновым героям вообще есть памятник в Ярославле. Нравится работа?

(Леонид Куравлев заулыбался в ответ).

— А другие памятники: Шуре Балаганову в Бобруйске, Шуре и Остапу Бендеру в Бердянске, на Украине.

— Что вы говорите! О памятнике в Ярославле я, конечно, знал. Но вот об этих двух в Бобруйске и Бердянске я первый раз слышу! Хоть бы фотографию прислали! Это я обращаюсь к тем людям, которые там живут. Есть начальство какое-то, работники культуры.

— Могли бы и пригласить.

— Ну, конечно. Поставили памятник, а исполнитель роли, то есть я, Куравлев, даже не знает об этом. Честно, это по-русски. Мы – неряшливый народ.

— Вы три раза играли воров. Жорж Милославский в «Иване Васильевиче», Шура Балаганов в «Золотом теленке», Копченый в фильме «Место встречи изменить нельзя». А в своей обычной жизни сталкивались с жуликами?

— Наверняка. Я сейчас живу в мегаполисе Москва. Идешь по улице, навстречу люди. Наверняка прошел жулик, второй. Я не могу его поймать. Нет, может быть, они все порядочные. Но – наверняка жулики. Потому что их сейчас расплодилось как клопов в неряшливых квартирах.

— Ну, знаете, ваш Шура балаганов он такой хороший. Я бы его не посадил.

— Он – продукт времени. Это 20-е годы. Он наивен. У меня были очень хорошие пробы на эту роль. На пробах начали хохотать и я понял, что меня утвердят. И я спросил у режиссера Михаила Швейцера, снявшего эту картину: «Кто такой Шура Балаганов?». Он сказал: «Леня, играй беспризорную дворняжку, которая ищет хозяина и того, кто ее накормит». Так и пошло-поехало. По сей день из трех фильмов, из трех Балагановых, я занимаю, все-таки, первое место. 

 

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Леонид Куравлев, 76 лет.

Родился в Москве в семье слесаря авиазавода.

В 1955 году стал студентом актерского отделения ВГИКа, где учился на курсе Бориса Владимировича Бибикова.

В кино Леонид Куравлев дебютировал еще будучи студентом. В 1960 году он сыграл матроса Камушкина в историко-революционном фильме Михаила Швейцера «Мичман Панин». Параллельно Куравлев снялся в дипломной работе Василия Шукшина «Из Лебяжьего сообщают».

Заслуженный артист РСФСР (1965), Народный артист РСФСР (1976).

Награжден Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2012) — за большой вклад в развитие отечественной культуры и искусства, плодотворную деятельность.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.